In English

Краткое содержание первого года

Краткое содержание первого года

Как Первые Переселенцы. 2014 — 2015 кратко

2 октября 2014 года, Урал. Отойдя день от Кунгура, издалека увидел высокий и протяжённый склон, поросший соснами, самыми хорошими деревьями. Пронеслась мысль — «Будь что будет, но именно здесь я ставлю лагерь». Лес оказался настолько необычным, что здесь даже обустроили экотропу «Тайны Заборьинского Бора». Название леса — урочище «Маслянный Угор».

Три дня лил дождь, стоял на одном месте, греясь у жаркой нодьи, ломая голову над зимовкой. На четвёртый день, эксперимента ради, попробовал сложить стенку из брёвен, заготовленных для костра. Не быстро, но всё же смог выбрать продольный паз, используя один лишь топор.

Я не верил, что решаюсь на строительство. Это было так смело, что я не решился доверить эту мысль даже дневнику. Сначала один день понадобился, чтобы обойти весь мой лес и найти место под будущий дом. Снег уже раз падал, быстро растаял, но показал, что снежное время совсем близко. Поэтому в первый же день после переезда взялся за работу — сначала надо расчистить площадку.

Почти на той самой точке, которую выбрал под избушку, оказался древний фундамент, под 10-сантиметровым слоем хвои и листвы, заросший молодыми ёлочками и берёзами — кто-то век назад, более умелый в таких делах, выбрал это же место. После такого подарка судьбы работалось легче и жилось душевнее, всё-таки кем-то древним, кого уже и на свете-то нет, это место уже было обжито.

Но что здесь было? Этот вопрос не давал мне покоя всё время, и даже сейчас я всё ещё ломаю голову — уж очень непрактично здесь жить. Да, красиво. Да, далеко видно (в то время на склоне, скорее всего, не было деревьев). Но постройка одна. Вода далеко. Только костная зола в мусорных ямах да черепки. Может, часовенка? А может жилище одинокого человека? Ему нравилось смотреть вдаль и не беда, что воду сложно добыть. За питьевой водой я ходил по 2 километра вниз по крутому яру к роднику, а для мытья набирал в ручье в два раза ближе.

Больше месяца понадобилось, чтобы собрать дом, поставленный на старинный фундамент. Я хотел сделать его нормальной высоты, но сухих сосен в округе хватило только на шесть венцов. Я работал без остановок — пришли морозы и первый же снегопад покрыл бы землю до весны, а мне нужен был мох, много мха для утепления и возить на тележке брёвна, что возможно только в бесснежье.

На третьем венце заметил резкое ухудшение погоды — надвигается снегопад, сильный и долгий и до него остаётся всего трое суток. У меня ещё была слабая надежда, что прогноз изменится, но время шло, а он ни в чём не менялся — верный признак, что всё будет именно так. Тогда я меняю метод рубки — бросаю выборку продольного паза, на который уходит много энергии и начинаю класть бревно к бревну, лишь стёсывая взаимные выступы.

После снегопада, который шёл всю ночь и дал 20 см плотного снега, мне оставалось сделать только один венец. Я сделал временную крышу, обсыпал сруб со всех сторон землёй, вещи-инструменты спрятал внутрь, последний раз всё обошёл и без сил свалился в палатку — я работал двое суток без сна, чтобы успеть максимально много. Каждые два часа просыпался, обстукивал стенки — к утру снег вокруг палатки поднялся почти на полметра. В этот день и пару последующих не работал — продолжал идти снег, и нельзя было разбирать временную крышу.

С мытьём и стиркой в морозное время сложнее. Особенно, если нет воды. Поэтому, как только работа встала, спешка прошла, пошёл в ближайшую деревню Заборье. Я отбросил всю свою стеснительность, твердя под нос: «Мне это действительно надо». Шёл по центральной улице, высматривая живых людей и вторым человеком оказался Николай Трофимов, с которым уже успел познакомиться ранее. Я познакомился с его семьёй, и впоследствии они сильно меня выручали. Мы стали хорошими друзьями. Николай мастеровой, я рукастый — мы нашли общий язык.

Но я всё же помылся пару раз у себя, чтобы освоить такой дикий способ. Один раз в ручье, было около минус пяти. Однако, зябко. Но возможно. В другой раз натаскал к избе воды литров пятьдесят, нагрел её на печке и на деревянном настиле поливался и мылился. Получилась анти-баня — холодный воздух, зато горячая вода — обновляет, бодрит, радует.

Не сразу я обжился. После месяца стройки понадобился ещё месяц, чтобы довести строение до ума. Когда только въехал, в избушке даже двери не было, я проползал под нижним венцом. А пол был лишь на половину площади и ещё не прибит. Между брёвнами зияли щели. Но даже такое жильё лучше палатки, в которой к тому моменту скопилось несколько килограммов инея. Мороз минус двадцать и сон в палатке изо дня в день — я к такому уже привык, я даже привык к провалившемуся настилу под палаткой — опираться можно было только на несколько точек.

Мне нужны были доски, много досок. Поехал в ближайший город Берёзовка. На лесопилке выложил план закупки. Спросили зачем. Рассказал. Продавать отказались. Погрузили на свой КАМАЗ два куба полутораметровых досок и привезли к километру до избушки. Остаток пути возили с Николаем и его сыном Максом на тракторе. Досок хватило на крышу, пол, обшивку и даже остался резерв.

Потолок утеплил минеральной ватой, накрыл полиэтиленом, стены пропенил, снизу отсыпал землёй, настроил печку, сделал козлы, напилил дров… Можно вздохнуть свободно! И съездить домой.

Ровно два месяца меня не было в моём новом доме. По возвращении Трофимовы всей семьёй встретили на вокзале и, пожалуй, это была моя самая радостная встреча на перроне. Во Фрязино я обновил часть экипировки, в том числе починил инвертор для солнечной панели.

Остаётся два месяца до весеннего старта. Нужно много успеть, в основном — обновить экипировку и программирование — переделать мой сайт, чтобы было две версии, английская и русская. В избушке непросто программировать. Батарей хватает только на 12 часов, а солнечные в лесу недостаточно эффективны. Сначала хожу на лыжную базу, заодно узнавая историю создания экотропы и лыжной трассы, и наблюдая работу деревянной мастерской, расположенной в соседнем помещении — именно здесь рождалась избушка Бабы Яги, которая вдохновила меня на собственное строительство. Последнюю часть работы делал у Трофимовых, тоже каждый день приходя из моей избушки. На дорогу туда-сюда нужен был час — хорошая лёгкая зарядка.

Весна с каждым днём была всё теплее и сейчас, в этот момент, 15 апреля, я сижу у костра, раннее утро, вижу восходящее солнце сквозь будто летний туман. Ещё есть снег вокруг, но уже мало и по лесу уже можно ходить пешком, а вся тропинка к роднику уже полностью растаяла. Позавчера ходил на лыжах и сегодня тоже пойду — утрамбованная лыжня ещё долго будет держаться.

Вчера прибирал свой участок — отблагодарил его за то, что приютил, обогрел и теплом душевным поделился. Я дождался весны, я сделал все зимовочные дела, я готов отправляться в дальнейший путь. Я чувствую — всё ещё впереди.

Временная линия

This page was last edited on January 23, 2019 at 1:41 AM UTC