Пересечение Байкала 2011

Пересечение озера Байкал от берега до берега на обычной речной байдарке. И далее вдоль берега до Байкало-Ленского заповедника. Всего 340 км.

Все фотографии    Подробный трек

байдарка Смена предоставлена
TimeTrial logo
Time-Trial, Санкт-Петербург

Подготовка

Десять дней в устье Селенги, в 3 км от Байкала, изучал погоду. Ветер дул постоянно, поднимая на байкальской акватории белые барашки, различимые с крыши моего временного пристанища. Потом короткое затишье и ветер меняется на противоположный. Моя задача была заранее почувствовать наступление затишья и воспользоваться им.

Страх

Садясь в байдарку в направлении противоположного берега, с трудом унимал дрожь в ногах и руках — это был страх перед неизвестностью. Мне не давал покоя вопрос, в какой степени правда то, что говорят о Байкале: ледяная вода, резкие неожиданные ветра, шторма и протяжённые береговые скалы, к которым невозможно причалить.

От берега до берега

Плыл между берегами 34 км, из них 3 км по устью Селенги от маяка до начала сора. На всё пересечение понадобилось 7 часов — с 12:05 по 19:05 местного времени.

Всего проплыл 340 километров

Стартовал в Улан-Удэ, сплавился по Селенге, пересёк Байкал и плыл вдоль его берега на север, пока не упёрся в Байкало-Ленский заповедник. Пересечение было самым запоминающимся участком, а отрезок вдоль берега — самым неопределённым. Помню, я очень громко воскликнул от удивления, когда, обогнув очередную выдающуюся скалу, увидел заснеженные горы.

За два месяца

Десять дней в устье, десять дней в бухте Барханы, пять дней в заповеднике, десять дней на обратный путь автостопом. Наконец-то осуществил давнюю задумку проехать автостопом от Иркутска до Москвы. Ехал и вспоминал как три года назад проделал этот же путь на велосипеде. Только тогда мне понадобилось два месяца, а не десять дней.

Прохожу пролив Ольхонские Ворота

Ровно месяц после начала пути — я доплываю до Ольхона. Почти десять дней изучал погоду в устье Селенги, столько же, присматриваясь, стоял на противоположном берегу Байкала. Так и не дождавшись стабильного затишья или путёвого попутного ветра, начал двигаться рывками, по 10-25 км в день.

Столько всего произошло за это время! Встречи, события, впечатления — не меньше страницы в дневнике по вечерам заполняю. Вот вчера накрыло сармой с дождём, но я уже сидел в спешно установленной палатке, укреплённой абсолютно всеми растяжками и подпирал наветренную стенку спиной изнутри. Ветер продолжался всего минут пятнадцать, а после — полный штиль и ни капли дождя. Непривычно после открытого моря оказаться в заливе — вода совсем рядом, но не шелохнётся, огоньки домов по периметру горят, светится паромная переправа, а вместо ровного горизонта — громада Ольхона.

На каждой стоянке забираюсь на ближнюю сопку, более чем на сотню метров поднимаясь над озером. Вплываю в гроты, качаюсь на волнах, первый раз в жизни искупался в Байкале и хоть вода была ледяная, на пять минут меня хватило. Много-много камня, утёсы, отвесные скалы, но действительно радуюсь, когда вижу зелёную жизнь — деревья и травы. Лиственница, сосна, осины — трудно им жить между горами и морем; берёзы в дальних распадках, чабрец покрывает склоны, почти всегда можно встретить ревень и множество маленьких изящных растеньиц, приспособившихся жить на ветрах и почти без воды. Как готовые букеты, редко разбросаны фиолетовые ромашки, радующие глаз при нелёгкой ходьбе по горным тропинкам, коих я исходил, наверное, уже несколько десятков километров.

Ольхон — последний оплот цивилизации, дальше на север нет мобильной связи, закупаюсь, сколько могу взять, хлебом.

Как я переплывал Байкал и готовился к этому

Перед пересечением Байкала я планировал какое-то время находиться на берегу и наблюдать за погодой. Мне нужно было всего семь часов стабильного затишья, и я хотел такое затишье спрогнозировать, убедиться в правильности прогноза и использовать его. 8 августа я остановился в устье Селенги в 3 км от Байкала, как можно ближе к противоположному берегу и без спешки стал наблюдать за небом. Место удачное — могу видеть весь горизонт, потому что нахожусь по центру гигантской долины, окружённой горами. Первое наблюдение — байкальская погода никоим образом не согласуется с иркутской или улан-удэнской, хотя озеро расположено недалеко от этих городов. Второе — ветра постоянны в течение 2-4 дней, но проходит фронт и ветер, как правило, меняется на противоположный. Скорый приход самого первого затишья я почувствовал интуитивно, но лезть в него не стал; лишь убедившись в как-будто правильном понимании модели погоды, выждал ещё два дня и в следующее затишье 17 августа переплыл Байкал поперёк, в самом узком месте. Дополнительно подготовил байдарку — чтобы понизить центр тяжести и парусность, как можно больше груза уложил в трюм, к веслу прикрепил страховочую стропу; проверил батарейки, заправил термос, из которого в пути, кстати, выпил лишь пару кружек, осушив только на другом берегу. На 33 км мне понадобилось ровно 7 часов. Под конец плавания начал набирать силу боковой ветер, последние два часа работал чаще только одним веслом и готовился идти реем, но ветер так и не разогнался. Только ночью он наконец-то взял своё и на следующий день в 7 км севернее Бугульдейки дунул прямо в лицо.

Я остановился в милой бухте, уже 4 дня жду смены погоды, вчера наконец-то начались дожди и ветер повернул на попутный. За это время облазил все ближние сопки, с высоты 200 метров любуюсь Байкалом. Сказать, что здесь прекрасно – значит ничего не сказать.

Ветер

Байкальский ветер живёт своей жизнью, ни сводки, ни прогнозы его не касаются. В Иркутске ветер южный, в Улан-Удэ южный, а у меня северный. У них северный, а у меня южный. У них западный и восточный, у меня южный или северный. У них погода уже поменялась, у меня прежняя. В устье Селенги ветер более-менее понял, переплыв на другой берег, заново его изучаю. Остановился около Бугульдейки, ночью чуть было не улетел в Байкал вместе с мощный ветром с гор. Сарму тоже зацепил, убежал к берегу, жался к нему так, что веслом задевал камни. С утра морось и штиль, а после обеда шквалистый ветер и волна. И так почти каждый день.

В изменяющемся ветре нет ничего особенного. Это нормально.

Отзыв о байдарке Смена

“Смена” — плохая байдарка. Из-за толстого надувного дна низкая остойчивость. Низкое качество изготовления — первая предоставленная байдарка дала течь ещё на этапе тестирования, вторая расклеилась и ремонтировалась на Байкале. Крайне малая вместимость трюма, носовая часть практически не подлежит загрузке из-за жёстко зафиксированного ножного упора. Понадобилось вклеить люки спереди и сзади, чтобы повысить вместимость. При длине ступни более 25 см удобно сидеть в байдарке невозможно — высота кокпита всего 25 см.

Обратно вернулся автостопом

Я давно хотел проехать на попутках от Москвы до Байкала, почти 5.500 км. И вот наконец-то эта идея осуществилась, правда, в обратном направлении.

Почти вся дорога была знакома, я вспоминал столовые, где останавливался и отдыхал по дороге во Владивосток три года назад, вспоминал и саму дорогу, пейзажи, деревни, города; но появилось и новое: развязки, объездные, новые километры дорог.

Говорят, дураков гораздо меньше, просто люди не понимают друг друга. Два дня ехал с Тахиром из Азербайджана. Его русская речь поначалу резала слух и большого труда стоило сохранять душевное расположение. При этом на родном языке речь лилась плавно и мелодично. Если бы я ехал с Тахиром меньше двух дней, так бы и остался с непонятными мыслями о человеке. А секрет не сложен. Люди из той, другой страны, не такие, как мы здесь. Вот и весь секрет — люди просто разные.

Можно обобщить — чем в большем количестве шкур побываешь, тем большее количество людей будешь понимать, большее количество людей будешь искренно любить.

У одного водителя не работал ближний свет и в кромешной темноте мы были вынуждены ехать только с дальним. Конечно, встречные водители были недовольны нашим ослепляющим светом, иногда, когда могли, мы заворачивали на обочину, чтобы отвернуть лучи фар, но на подъёмах так сделать не получалось, потому что двигатель еле тянул и мы могли больше не завестись. Это была самая первая попутка — буряты ехали от самой дальней байкальской деревни Кочерикова до Еланцов.

Совет переплывателям

На станции Улан-Удэ с попутчиком-китайцем Отчалив от восточного берега (стоянка на твёрдой почве в главном русле Селенги возможна не далее маяка = 106.28364,52.26804), целиться на точку 106.15440,52.56102. Эта точка севернее Бугульдейки примерно на 7.5 км. Общая дистанция пересечения остаётся прежней, чуть более 30 км. Здесь гораздо более удобная бухта, закрытая от ветров, есть дрова. За продуктами можно ходить пешком по красивой горной тропе через Малую Бугульдейку, около 4-х часов на путь туда-обратно.

Перед началом пересечения

Запись в дневнике: Я действительно хочу жить! Полно, ярко, эмоционально, плакать от счастья, проглатывать горе, не замечать трудности. Всегда идти вперёд. Пересечение Байкала для меня — это дверь, за которой оказываются те, кто рискнул и победил. Я отдаю себе отчет, что могу не выиграть, но выигрыш от этого становится только ценнее. Я понимаю, что ледяные волны могут меня убить, что вместо причала могут быть скалы, а вместо ожидаемых тридцати километров может оказаться сто тридцать, и лишь на вторые сутки полуживой смогу выбраться на берег. Я готов заплатить эту цену.

Из походного дневника

  • Надпись на обложке дневника

    Время в городе и в странствии летит неодинаково — у меня проходят мгновения, у них — года... Когда вернусь, постаревшим на несколько секунд, узнаю ли тех, кто видел меня два года назад?

  • Душою не стареть

    Мне бы хотелось, чтобы опыт приходил сам по себе, как школьные уроки или советы родителей, но, увы, он приходит только через собственное изучение. Кто-то от такого способа познания себя и мира становится жёстким и замкнутым, я же берегу мальчика в своей душе...

  • Особенная байкальская погода

    Затишье. Со второй половины дня и вот уже половину ночи штиль. Полная луна освещает так, что не нужен фонарь. Сильная роса. Кажется, я начинаю понимать местную погоду, которая никоим образом не напоминает улан-удэнскую или иркутскую. Слева-справа над Байкалом тянутся гряды облаков, а ровно над самим озером чистое небо, даже дожди нас лишь цепляют.

  • Жажда приключений

    Хоть я специально жду тихую погоду, но всё же хочу, рассчитываю, что попаду в самый настоящий девятивальный шторм, буду переворачиваться, буду дубеть от ледяной воды, буду бояться и буду по-настоящему прощаться с этим миром, но всё же смогу добраться до противоположного берега, пускай еле живой.

  • Столетняя ветвь

    Одна из сухих боковых веток лиственницы, спиленная для костра, имеет 92 годовых кольца, а диаметр всего 5 см. Держу в руках этот почти столетний диск... Столетние ветви горят в костре с большой неохотой, почти не горят.

  • Бесценный груз в трюме байдарки

    Сегодня случилось чудесное событие. Во-первых, уплыли рыбаки, оставив меня одного на крохотном пятачке суши. Хоть с тех пор прошло меньше дня, кажется, что неделя, так невыносимо долго тянулось время под постоянным юго-западным ветром, от которого некуда было деться.

    Ближе к вечеру поплыл к недалёкому маяку, знакомиться со смотрителем и расспрашивать о погоде. Но была цель и поважнее — раздобыть читать. Хоть у меня есть книга для таких случаев, Мартин Гарднер “Математические головоломки и развлечения”, но она как мёд, много не прочтёшь.

    Ещё никогда я так не боялся за груз в трюме байдарки — временный дар от смотрителя Виталия Васильевича, подборка журнала Наука и Жизнь за целый год! Теперь никакая зимовка не страшна.

  • Селенга выходит в Байкал

    За день около 40 км проток устья Селенги. Дошёл до начала сора (106.27807,52.28971) и, не найдя место под лагерь, вернулся на 3 км обратно. Байкал неспокоен, невидимые волны разбиваются об удалённую на пару километров песчаную косу на границе моря и сора и взметаются вверх наподобие тумана. Постоянный ненужный СВ ветер, весь день жаркое солнце.